Прислужник святого Иоанна Шанхайского

По милости Божией и молитвам преподобного Иоанна Шанхайского, нашему постоянному автору Ольге Рожнёвой удалось в этом году побывать в Сан-Франциско, в старом и новом соборе, в приюте, устроенном преподобным для шанхайских сирот, поклониться мощам владыки Иоанна и побеседовать с некоторыми его духовными чадами.

Вот история прислужника владыки Иоанна Шанхайского, Николая Андреевича Лукьянова, который поведал о своей семье и о своем знакомстве с владыкой.


История моего папы

Мой папа, 1904 года рождения, окончил кадетский корпус во Владивостоке на Русском Острове. Воевал, семнадцатилетним кадетом с Донским полком прошел всю Сибирь. В 1921-м году на Байкале они попали в окружение, и пожилые воины жертвовали собой, чтобы молодые за их спинами могли уйти в Манчжурию. Мой дед, тоже воевавший, попал в плен и был расстрелян в декабре 1921 года, мы узнали о его судьбе гораздо позднее.


Отец смог добраться до Манчжурии, работал лесником. Рассказывал, как тяжело было: много безработных. Каждое утро толпа желающих наняться на работу стояла в ожидании, пока их позовут работать. Все голодные, полураздетые. Папа как-то попросил за одного из своих знакомых, который сильно голодал:

– Возьмите его сегодня!

А подрядчик просто тыкал пальцем:

– Ты, ты и ты!

И когда папа попросил за знакомого, подрядчик ответил:

– Ладно, я его сегодня найму, а ты тогда можешь быть свободен!

И выгнал папу.

Потом папа, тогда ещё совсем молоденький, поселился со своей мамой, моей бабушкой, с сестрой и младшим братом в Харбине, жили они в одной комнатке. Папа устроился работать, потом рассказывал мне, как, возвращаясь с работы, он снимал свои единственные брюки, чтобы они не протирались, и ходил в трусах, так как сменной одежды у него не имелось.

Когда к Харбину стали подходить коммунисты, папа с семьей бежали в Шанхай. В Шанхае папа познакомился с моей мамой, Еленой Николаевной, она была моложе его на три года. У мамы – своя история, тоже полная скорбей.

История мамы

Мамина мама, моя бабушка Екатерина Петровна, была из богатой купеческой семьи. Жили они в Казани. Бабушка овдовела в возрасте 26 лет, осталась с четырьмя детьми на руках. У них были баржи, которые возили грузы по Волге. И молодая бабушка не растерялась и нашла в себе силы продолжить дело мужа. Растила детей, управляла делом.

При наступлении красных пришлось все бросить и бежать. Они пропустили последний паром, и старший сын, мой дядя, греб на лодке вдогонку за паромом. С большим трудом догнали паром, после тяжелого пути добрались до Харбина, потом перебрались в Шанхай.


Мои мама и папа познакомились в Шанхае. Папа выучился на фармацевта и работал в фармацевтической компании.

Когда бабушка умирала в Сан-Франциско, она рисовала мне карту, изображая, где закопала семейные ценности, с ориентирами: река, дерево... А мне было 18 лет, и я, конечно, эту карту потерял.

Владыка Иоанн Шанхайский

Он привлекал к себе людей, особенно детей, своей теплотой и любовью

Я родился в Шанхае в 1940-м году. Родители были церковными людьми, и мы со старшим братом с раннего детства прислуживали владыке Иоанну Шанхайскому. Я прислуживал ему с пяти лет. Знал, что он – особенный. Тогда ещё не понимал, что владыка – святой, но знал, что он очень особенный человек. С нами, прислужниками, всегда был ласков, всегда приголубит, самых маленьких сажал на колени. Он привлекал к себе людей, особенно детей, своей теплотой и любовью.

После службы, когда он садился в машину, к нему подсаживалась ребятня – его прислужники, человек пять сзади, двое-трое впереди, а самый маленький забирался к владыке на колени.

В то же время во время служб, особенно в алтаре, владыка Иоанн бывал строг. Он был аскетом, принимал пищу один раз в день, поздно вечером. Был невысокий, примерно метр шестьдесят ростом.

 


Владыка в Сан-Франциско

Когда мы приехали в Сан-Франциско, папин диплом фармацевта не признали, и ему пришлось устроиться уборщиком в офисное здание. В Сан-Франциско у меня появились два младших брата.

Здесь я тоже прислуживал владыке Иоанну Шанхайскому. Мы ездили с ним по разным приходам, на престольные праздники, когда он там служил. И после службы всегда была трапеза. Архиерею отводилось почетное место, но он не садился до тех пор, пока не убедится, что для нас тоже нашлось место. А нам, мальчишкам, места обычно не доставалось, мы стоим у двери, и владыка спрашивает устроителей:

– А мои прислужники где сядут?

И те обычно отвечали:

– Мы посадим мальчиков где-нибудь на кухне, найдем им там уголок.

«Пока мои прислужники не сядут, и я садиться не буду»

И владыка говорил:

– Пока мои прислужники не сядут, и я садиться не буду.

И тогда устроители начинали нас рассаживать, а владыка все не садился – ждал. И мы усаживались, такие радостные, нам было очень приятно, что владыка о нас заботится.

Возвращение владыки

Когда владыку Иоанна отправили в Европу, мы сначала прислуживали в старом соборе архиепископу Тихону (Троицкому), а когда он ушел на покой, то викарным епископом стал епископ Нектарий (Концевич). Потом прислали архиепископа Антония (Медведева) из Лос-Анджелеса, и в приходе произошел раскол. При архиепископе Тихоне начали строить новый собор, но из-за раскола строительство было приостановлено, и два года собор стоял недостроенный.

Все эти нестроения и тяжбы принесли ему много скорбей

Чтобы уврачевать раскол, из Брюсселя в конце 1962 года вернули владыку Иоанна Шанхайского. В августе 1963 года владыка был утвержден архиепископом Западно-Американским и Сан-Францисским. Он пережил нападки, даже суд, который его, конечно, полностью оправдал, но все эти нестроения и тяжбы принесли ему много скорбей.

Когда владыка вернулся, мы были очень рады и снова ему прислуживали. Мой младший брат, ныне архиепископ Чикагский и Средне-Американский Петр, а тогда Павел Лукьянов, был его келейником и секретарем. Владыка Иоанн примерно раз в месяц ужинал в нашей семье.

 


Как я ослушался владыку и что из этого вышло

Я хорошо учился и получил направление в Вест-Пойнт, это знаменитая Военная академия, в которую трудно попасть. Я очень радовался, был просто счастлив. Но когда пришел к владыке получить благословение на поступление – он мне его не дал. Сказать, что я был расстроен, – значит, ничего не сказать! Я так хотел учиться в этой Академии, а владыка меня не благословил! И я ослушался его.

Перед моим поступлением в академию мне советовали ничем не выделяться среди других новичков, чтобы старшие курсанты не могли придраться. Мне говорили: веди себя незаметно, лучше будет, если даже первую неделю или две никто из старших курсантов и имени твоего знать не будет.

 


И вот в первый же день моей учебы в этой академии нас выстроили в очередь и стали задавать вопросы для анкеты. Там вопросов мало было, и я быстро на все ответил, но вот с одним из вопросов случилась заминка. Нужно было поставить галочку напротив вероисповедания: католик, протестант или иудей. Я отвечаю: православный. А у старшего в анкете нет этого слова, и он начинает злиться и требует: выбирай что-то одно из трех! И снова перечисляет. А я ему снова отвечаю, что я не католик, не протестант и не иудей, я – православный русский.

А там за мной растет очередь, и все начинают кричать:

– Что за задержка?!

Старшекурсник-здоровяк методично избивал меня несколько ночей подряд

В конце концов я настоял на своем и получил жетон с именем, группой крови и надписью, что я православный, но эта история имела свои последствия. Мне советовали не выделяться, чтобы старшие ко мне не придирались, а тут в первый же день меня стали называть «этот проклятый русский, который всех задержал».

И мне пару недель не позволяли садиться за стол рядом с другими курсантами на завтраках, обедах и ужинах, просто прогоняли, когда пытался присесть, и я оставался голодным, поскольку стоя есть запрещалось. Мои товарищи по комнате, поляки, украдкой приносили мне спрятанную еду.

Потом старшекурсники проверяли наши тумбочки, ровно ли мы складываем нижнее белье, а у меня там лежал маленький флакончик со святой водой. Мама мне его подписала по-английски «Святая вода», надеясь, что святыню не отберут. Один из курсантов, прочитав надпись, пнул флакончик и выругался, и я, не выдержав, ударил его. За это старшекурсник-здоровяк методично избивал меня несколько ночей подряд, отрабатывая на мне удары.

 


Было и многое другое – короче, натерпелся я в этой академии. Но больше, чем издевательства, меня мучила мысль, что я ослушался владыку Иоанна. Так что через год я ушел из академии, поступил в университет и выучился на инженера-строителя.

Работай хорошо – это мое место!

Владыка не дал мне благословение в Вест-Пойнт и повернул мою жизнь в другую сторону. Он поставил меня в строительный комитет собора, чтобы закончить его постройку. Вот как он благословил меня строить в 1964-м году – так я до сих пор и строю! Правда, сейчас уже работаю не ради зарплаты, а чтобы приносить пользу людям.

В те годы мы занимались отделочными работами в православной гимназии при соборе, строили аудитории и классы, внизу, на нижнем уровне храма, делали кладовку. Как-то я долбил там бетон, чтобы провести трубы. Было темно, пыльно, а я сам уставший, грязный. Вдруг заходит владыка Иоанн и говорит мне:

– Работай хорошо, это мое место.

 


Я тогда не понял этих слов. А потом, после упокоения владыки, мы сделали на этом месте его усыпальницу, и он там покоился до своего прославления, когда его мощи перенесли наверх – в раку в соборе.

 


Последний разговор

Владыка Иоанн благословил меня на брак с моей супругой Валей. Он очень любил мою Валю и сам крестил нашего старшего сына Петра.

Когда владыка последний раз поехал в Сиэтл, то 1 июля 1966 года, в пятницу, он позвонил нам домой в 6 часов вечера. Я ответил на звонок и немного поговорил с ним. Потом он попросил позвать к трубке Валю. А мы куда-то собирались с ней. И вот она разговаривает с владыкой, а я ей показываю на часы: дескать, пора ехать. Но она продолжала разговаривать, и только потом положила трубку. И это был наш последний разговор с владыкой накануне его смерти.

Он отошел ко Господу на следующий день, 2 июля 1966 года, на молитве в своей келье, во время посещения Свято-Николаевского прихода в Сиэтле, перед чудотворной Курско-Коренной иконой Божьей Матери.

И я до сих пор чувствую свою вину в том, что я торопил жену во время её разговора с владыкой.

 


Как за пару дней изменили городские законы

На следующий день после разговора, в субботу, мы узнали о блаженной кончине владыки. Мой младший брат, нынешний архиепископ Петр, и я полетели в Сиэтл. Когда прилетели, был субботний вечер, все похоронные бюро закрыты. Епископ Нектарий и мой брат облачили владыку Иоанна. Юра Кальфов, который тоже был прислужником владыки, и я пытались получить документы на перевоз тела владыки в Сан-Франциско.

Изменили законы, потому что тысячи верующих просили об этом администрацию города

А в штате Вашингтон, где находится Сиэтл, действовал закон, разрешающий перевозить тело усопшего только в течение 24 часов после его смерти. Если же после кончины человека истекали сутки, его запрещалось перевозить из одного штата в другой, и нужно было хоронить там, где он умер.

И вот мы каким-то образом смогли договориться с одним из похоронных бюро, хотя все они были закрыты, и они привезли нам гроб в субботу ночью. Мы успели оформить необходимые документы и перевезти владыку в Сан-Франциско.

А в Сан-Франциско нет кладбища, и запрещается хоронить в пределах города. И вот за два дня изменили городские законы, что вообще теоретически было невозможно. Изменили законы, потому что тысячи верующих просили об этом администрацию города, и нам разрешили оставить мощи владыки Иоанна в соборе.

 


Святителю отче Иоанне, моли Бога о нас
!

Все мои сыновья очень почитают владыку Иоанна Шанхайского, моя жена трудится в сестричестве, а мой внук Стефан – прислужник в соборе, как я сам когда-то. Мой младший брат выбрал стезю церковного служения и стал архиереем только благодаря владыке.

 


Я сам каждый день обращаюсь за молитвенной помощью к преподобному Иоанну Шанхайскому, Сан-Францисскому чудотворцу.

Святителю отче Иоанне, моли Бога о нас!

 

 

Православие.Ru

Прочитано 686 раз
Поделиться этой статьей

Похожие статьи

Нужно нам соблюдать установленный Церковью пост, с помощью которого сдерживаем мы свои страсти, воздерживаясь как от...
 Время было -- полночь, матушка ждала меня. Я поднялся в квартиру и закричал: «Нетленны! Нетленны!» Схватил пленку и...
Иеромонах Петр достал хранящийся им в течение 27 лет ключ от гроба Владыки Иоанна, но из-за ржавчины, не смог гроб...
Теперь, ставши христианином, он стал служить Христу еще ревностнее, чем раньше служил богам языческим. Ныне он уже...
Разница в выполнении церковного устава происходит, как в силу укоренившихся обычаев, иногда имеющих глубоко...

Оставить комментарий

Top
We use cookies to improve our website. By continuing to use this website, you are giving consent to cookies being used. More details…